26 января 2017, 00:01
80

«212 дней…»

 

Я не могу себе представить

Мой город — раненый, больной,

Трамвай, идущий от Заставы,

Застигнутый в пути войной.

Театра скорбные колонны,

И груды щебня позади,

И толпы женщин утомленных,

С детьми, прижатыми к груди…

 

Воронеж! Город белых улиц,

Окраин пышные сады,

Вот тополя его, сутулясь,

Окутались в огонь и дым…

Он плыл рекою голубою,

Он солнцем огненным сверкал

И отражал меня с тобою

В озерах уличных зеркал…

Теперь там мертвые колонны,

Глазницы черные домов,

Но, взорванный и опаленный,

Он нашу заслужил любовь

За то, что встал могучей силой,

Врагов под пеплом погребя,

Еще обширней и красивей,

Воронеж, выстроим тебя!

 

Это стихотворение Ольги Константиновны Кожуховой, прошедшей всю войну от самого начала и до взятия Берлина, напоминает те самые страшные, жуткие 212 дней борьбы за Воронеж… Время, когда на улицах и в парках, в жилых кварталах, на всей территории города шла кровопролитная борьба. Наверняка, почти каждый слышал и читал об этом. Но ко дню освобождения Воронежа от немецко-фашистских захватчиков, который каждый год вспоминают 25 января, хотелось бы отметить самые интересные захватывающие и животрепещущие факты битвы.

Самого понятия «битва за Воронеж» в истории Второй мировой войны не существовало. Советские историки расплывчато указывали то на один, то на другой фланг фронтов, на перемещения воинских группировок, на стратегические маневрирования, упоминая Воронеж скорее как географический ориентир. Основной причиной тому явился послевоенный статус города: центр многих секретных разработок в области радиоэлектроники, электротехники, ракетных двигателей и космических станций, и многое другое, что работало на ВПК.

В годы, когда страна начала ознаменовывать свои города особым титулом «Город-Герой», В.И.Воротниковым, коренным воронежцем и видным партийным руководителем, были представлены документы на присвоение этого почетного звания Воронежу. Но так как данный статус предполагал, кроме всего прочего, и развитие туризма, были придуманы различные поводы к отказу, так как привлечения внимания к центру секретных разработок допустить было нельзя. Один из таких надуманных поводов был особенно обиден для воронежцев и говорил о том, что Воронеж был оставлен армией и перешел под контроль врага. Городу был присвоен орден «Отечественной войны 1-й степени», а все материалы о ходе боевых действий засекречены. В 2007 году архивы открыли, и Воронеж стал одним из первых «Городов воинской Славы», что вызвало лишь тяжелый вздох у горожан, и появилось такое понятие — «Битва за Воронеж».

 

А как мотивировали немцев на победу!!! Листовки, выпущенные перед походом на Воронеж для солдат немецкой армии, призывали: «Солдаты! За два года войны вся Европа склонилась перед вами. Ваши знамена прошелестели над городами Европы. Вам осталось взять Воронеж. Вот он перед вами. Возьмите его, заставьте склониться. Воронеж – это конец войны. Воронеж – это отдых. Вперед!» Но не все благополучно было с информированием у немцев. Так, командующий группой армий «Юг», Фёдор фон Бок, доложил Гитлеру о полном взятии города, однако эта информация оказалось неверной и не соответствовала действительному положению дел. В результате, бои за Воронеж отразились на судьбе самого фон Бока, в дальнейшем его отстранили от командования группой армий «Юг» (официальная формулировка — по болезни) и отправили в резерв фюрера. Немецкое командование и далее пыталось развить свой успех, то есть захватить весь город. Однажды фашистам удалось даже переправиться на левый берег Воронежа, южнее города, но при продвижении в сторону центра их подразделения атаковали наши истребительные батальоны, что привело к их полному уничтожению. Больше попыток захватить левобережную часть города немцы не предпринимали, а думали только об одном: как удержать свои позиции.

 

После этого немцы решили выгнать из города всех жителей, для чего был издан специальный приказ. Тех, кто не мог покинуть город в течение 24 часов, ждал расстрел. На центральных улицах и площадях города, на деревьях скверов и оградах парков, на светофорах и фонарных столбах, на памятниках висели трупы казненных горожан. Из больниц, где проходило лечение гражданских лиц, раненых от воздушных налетов, фашисты забрали всех людей и в месте, называемом «Песчаный Лог», на южной окраине города, расстреляли. Всего около полутысячи человек.… Расстреляли «цивилизованные европейцы» и всех пациентов психиатрической больницы вместе с врачами (этот эпизод вошел в знаменитые кино-эпопеи режиссера Матвеева «Судьба» и «Любовь земная»).

 

Из каждого подъезда, каждого оконного проема, каждого подвала фашистам грозила смерть. Особенно ярость горожан вызвал случай, произошедший 13 июня, за месяц до немецкого вторжения. Тогда, в воскресный день, в городском детском парке было по обыкновению много детворы. Внезапно на парк был совершен массированный авианалет. Погибли сотни маленьких воронежцев. И каждый житель считал своим долгом отомстить врагу. Не нашлось ни одного предателя!

В своих воспоминаниях два бывших бойца 100-й стрелковой дивизии Перхоровича упомянули: «Мы прошли всю войну. Курскую дугу, Киев, Львов, Польшу, Прагу… Но то, как здесь поднималась в атаку наша пехота, мы не видели больше никогда». Чижовский плацдарм, прозванный у солдат «долиной смерти», начинался от заливных лугов правобережья и поднимался на крутые береговые холмы южной части города.

 

Уже 26 января в город из окрестных поселков стали возвращаться его жители. Воронеж встретил их грудой камней и заревом пожарищ. Коммунальный фонд города был уничтожен на 92%, из 20 000 домов полностью разрушенными были 18 220 строений. На совете правительства ставился вопрос о нецелесообразности восстановления города и его ликвидации. Но воронежцы упорно возвращались на родину. Вот воспоминания очевидца от встречи с любимым городом: «От проспекта Революции остается страшное впечатление. Нет ни одного целого дома. Все сожжено, все разрушено. Поперек проспекта лежат вековые деревья, много кроватей и другой мебели. Подбитые танки, автомашины. Нет памятника Петру I. Петровский сквер весь в окопах, в блиндажах. В Кольцовском сквере тысячи могил с крестами. Здесь «фрицы» устроили кладбище. Горит здание обкома партии, вернее не здание, а то, что от него осталось, — огромные развалины. Пламя высоко поднимается над этими грудами гранита…»

 

Воронеж относился к трем самым пострадавшим городам в ходе войны, первыми двумя были Сталинград и Севастополь. Одним из ярких примеров является драмтеатр. Лишь только два театра Европы во Вторую мировую войну удостоились прямого попадания. Первый — Миланская опера «Ла Скала», а второй — Воронежский драматический театр. В ночь, с 27 на 28 июня 1942 года, в здание театра попала авиабомба, разрушив сцену и зрительный зал. Тогда от строения остались только стены, при бомбардировке погиб один человек. Театр восстановили уже 31 января 1943 года. Первым спектаклем там было «Горе от ума» Грибоедова. Оборудования немного, но все равно решили устроить прямую торжественную трансляцию на радио, чтобы все могли хотя бы услышать постановку.

 

Кольцовский сквер ( фото) Немцы превратили любимый горожанами сквер в кладбище: хоронили там своих погибших бойцов. На каждой могиле стоял крест с именной табличкой. В апреле 1943 года, когда оттаяла земля, останки захватчиков выкопали из земли и отвезли в неизвестное место. По одной из версий, кости закопали неподалеку от Шиловского леса, по другой — выбросили в ближайший овраг за городом.

 

Главный корпус ВГУ (фото) На месте главного корпуса ВГУ до войны находилась колокольня Митрофановского монастыря. После надстройки в 1828 году четвертого яруса она превратилась в самое высокое здание. Поэтому неудивительно, что время боевых действий в 1942 году немцы использовали колокольню как наблюдательный пункт. Советские артиллеристы стреляли по колокольне с Левого берега, пока она не превратилась в руины. Позже на месте колокольни и Митрофановского монастыря построили главный корпус ВГУ.

 

Таких примеров тысячи… После окончания битвы Воронеж лежал на минном поле. За четыре месяца саперы обнаружили на улицах города пятьдесят восемь тысяч противопехотных и противотанковых мин. В дальнейшем общее количество опасных находок превысило 300 000. Наверняка, есть еще множество событий, фактов о битве за Воронеж, которые нам предстоит узнать. Но даже та, малейшая часть информации, которую содержит данная статья, может о многом рассказать, что было тогда. Читая подобное, проникаешься душой к событиям, связанным с нашим городом. Сейчас мы можем быть только благодарны нашим предкам за жизнь и мир, за то, что мы не видели своими глазами этот «ад» на земле. Да, мы не можем прочувствовать до конца все те ужасы, которые обрушились в 1942 году на Воронеж, но давайте уважать тех, кто фактически спас нам жизнь и чтить память до конца своих дней, передавая поколениям.